Любовь и бесчинство

Любовь и бесчинство

"Любовь не бесчинствует"...
Греческое слово "бесчинство" (asnimonew) ни на одном, вероятно, языке так удачно не переведено, как на русском. Наше слово бесчинство имеет двоякое значение: первое - нарушение порядка, непристойное, безобразное поведение человека и второе - не признание "чина", отрицательное отношение к социальному положению, к чинопочитанию.
Соблюдать чин - значит вести себя в рамках установленного общественного порядка, соблюдать известную градацию возраста, общественного положения, знания, полезности и т. п.
Бесчинствовать же - значит относиться с презрением ко всем установленным рамкам поведения, правилам и порядкам, выражать явное неуважение ко всем людям старше нас или стоящим в каком-то отношении выше нас.

Слово Божие учит: "Бог не есть Бог неустройства", но Бог порядка (1 Кор. 14 гл.). Бог создал вселенную и подчинил ее известным законам. Во всем мирозданьи наблюдается строжайший порядок, чин, форма, связь, гармония. "Иная слава солнца, иная слава луны, иная звезд; и звезда от звезды разнится в славе" (1 Кор. 15 гл.). Бог создал человека и подчинил его установленному порядку. Но грех вошел в мир и нарушил этот порядок. Бесчинство было причиной грехопадения ангелов и человеков. Бесчинство вот откуда: уродливость личности, беспорядочность ума, извращенность взглядов, развращенность воли, разнузданность характера.
Отсюда - вызывающий, непристойный вид, резкий, наглый тон, неуместные реплики, нахальное отношение к старшим и высшим себя.
Отсюда - склонность к интригам, словопрению, ссорам и буйству. Сейчас, как никогда раньше, многие "идут вслед скверных похотей плоти, презирают начальства, дерзки, своевольны и не страшатся злословить высших" (2 Петр. 2 гл.).
Отсюда - отъявленные невежды рассматривают самих себя гениями и бесстыдное бесчинство стараются прикрыть новшеством, оригинальностью, новой моралью и другими демоническими формами нравственного произвола.
Бесчинство и гордость - духовные близнецы, с трудом распознаваемые нами. То что относится к гордости, можно сказать и о бесчинстве.
Тихон Задонский так характеризует гордость: "Высшим не покоряется, равным и низшим себя не уступает. Гордость - высокоречива и многоречива; славы и похвалы себе ищет; себя и дела свои высоко превозносит; других презирает и унижает; ищет себя показать; бесстыдно себя хвалит. Доброе, что имеет, себе приписывает, а не Богу; хвалится и тем добром, какого не имеет. Недостатки свои старается скрыть. В презрении и уничижении быть никак не терпит. Увещания, обличения и совета не принимает. В дела чужие самовольно вмешивается".
"Любовь не бесчинствует". Любовь относится к высшим себя с уважением, "отдает всякому должное: кому подать, подать; кому оброк, оброк; кому страх, страх; кому честь, честь". Любовь повинуется Слову Божию: "Почитай отца твоего и мать..." "Всех почитайте, братство любите..." "Почитайте один другого выше себя" (1 Петр. 2 гл.; Фил. 2 гл.; Рим. 13 гл.).
Бесчинство не переносит слова почитай. Оно никого не любит никого не уважает, никого не почитает... Некто сказал: "Неуважительность к великим людям принадлежит по праву к людям пошлым, а тот, кто защищает бесчинного, тот сам бесчинный".
Подлинный христианин может оказаться человеком малограмотным, но попав в любую среду, он будет самым вежливым и воспитанным человеком. Любовь научит его правильному поведению в любом обществе. Любовь не допускает в своих словах или действиях ничего такого, что бесславило бы Господа или брало бы под сомнение его веру, искренность и святость. Любовь возвышает и облагораживает душу человека, а бесчинство унижает его до невообразимых низин.
Полезно упомянуть здесь еще о двух видах бесчинства, а именно: бесчинство, не знающее своего места, и бесчинство, вмешивающееся не в свои дела...

Остановимся вкратце на первом из них.
Любовь - всегда на своем месте. Она никогда не стремиться сесть "не в свои сани" и никогда не претендует на права, преимущества и привелегии своего ближнего. Любовь не домогается занять чужую должность, работу, службу и решительно отказывается от предложения занять их. Любовь мирна и скромна. Если она талантлива - не выставляет себя на показ и не имеет никакого желания удивить всех своим превосходством.
Если любовь достигла какого-то улучшения в жизни и тем обогатила человечество, она не ищет славы, не ожидает признания, не требует почестей.
Если любовь проникла в более глубокую духовную жизнь, она не ставит себя на пьедестал, не воздвигает себе памятников и не выделяет себя из среды братьев, - менее опытных, менее успешных или духовных.
Если вы назовете любовь апостолом, то и тогда она найдет нужным оговориться: "Я наименьшая из апостолов" и недостойна этого высокого имени.
Такова любовь, которая знает свое место, и не метит занять чужое кресло, как это постоянно делает бесчинство.
Второй вид бесчинства, - бесчинство, вмешивающееся не в свои дела.
Есть такая поговорка: "Обжигается тот, кто поспешно сует свой указательный палец в чужой пирог". Бесчинный любит заниматься чужими делами; и настолько бывает занят ими, что ему некогда заниматься своими собственными.
Позвольте мне привести здесь один занимательный исторический случай. Придворная дама, имевшая доступ к королю Фридриху Великому пожаловалась ему на своего мужа:
- Ваше величество, - сказала она, - мой муж очень плохо обращается со мною!
- Это не мое дело! - ответил король.
- Да, но он также плохо о Вас отзывается, Ваше величество! - продолжала обиженная.
- Ах, это? Ну это, пожалуй, не твое дело, -спокойно ответил король.
- Да, Ваше величество, но ведь подумайте., этим он может повредить себе, своей собственной карьере! - не унималась просительница.
- А это уж его личное дело, - спокойно ответил Фридрих, и на этом, аудиенция закончилась.

Бесчинный, будучи во всех отношениях полным невеждой, вдруг все знает, всех учит, все может, за все берется, всех критикует; а в случае неудачи, всех винит в своем провале, потере и позоре.
Многовековой жизненный опыт установил, что нет и ничего не может быть более позорного для человека, чем браться не за свое дело или вмешиваться в чужие дела.
Встречая на своем жизненном пути людей с подобными тенденциями, мы не должны позволять им прорываться в наши дела и в нашу семейную или личную жизнь.
- Как вы сумели нажить такое огромное имущество? - спросили одного богача,
- Первую половину моего состояния я нажил, не разрешая никому вмешиваться в мои Дела, а вторую - не вмешиваясь в дела других людей, -мудро ответил тот.

О бесполезности и даже пагубности такого вмешательства излишне говорить, настолько они очевидны.

Что пользы от его труда,
Когда невежда не в свои дела вплетется
И поправлять труды ученого возьмется?
И. А. Крылов

Излюбленным методом вмешательства в чужие дела, которым пользуется бесчинный, это его непрошенные и часто навязчивые советы. Главное в том, что бесчинный предлагает свой совет другому, как обязательное правило, которому тот должен следовать; свое мнение он выдает за строго проверенный факт и свое решение, как нерушимый закон. Давая советы, бесчинный изрекает их только в повелительном наклонении.
Будьте сугубо рассудительны, выслушивая даровые советы, и при случае вспомните, что тот, кто щедро навязывает свои непрошенные советы другим, сам лично нуждается в совете...
До сих пор мы касались бесчинства, наблюдаемого в светском обществе. Однако, мы должны с грустью добавить, что порок бесчинства встречается и во многих христианских церквах. Мы живем с вами в те, предсказанные Богом, "времена тяжкие", когда "злые люди и обманщики будут преуспевать во зле, вводя в заблуждение и заблуждаясь" (2 Тим. 3 гл.). Поэтому, бесчинство - это духовное бедствие, это бич современного христианства. Причиной этому послужило то, что в Церковь проникло множество людей, заведомо неверующих. Они вошли в Церковь и стали полноправными ее членами не по личному убеждению и опыту возрождения свыше, а по наследству. Многие с раннего детства в Церкви потому, что их родители, деды и прадеды принадлежали к этой Церкви, но для какой цели они там, - сами не знают. Они удовлетворяются обрядовой стороной церковного служения, но мало что знают о личном общении с Богом, христианском освящении, перемене сердца, характера и повседневной жизни возрождения.
С первых дней христианства принято понимать, что нормальная жизнь христианской общины зависит от правильных взаимоотношений всех членов общины с Богом, пресвитером и друг с другом. Там где эти нормальные взаимоотношения нарушаются или вовсе не существуют, там на сцену выступают лютые "волки в овечьей одежде, не щадящие стада" (Деян. 2о гл.).
Слово Божие повелевает: "Повинуйтесь наставникам вашим и будьте покорны" (Евр. 13 гл.). Но как мало в наше время члены Церкви знают, что значит церковная дисциплина, уважение к пастырю, покорность и повиновение ему во всех делах церкви? Или что значит пастырское руководство вообще, для которого пастырь призван Богом и ради которого избран и уполномочен церковью? Как редки те церкви, где члены сознают и чувствуют, что на каждом из них лежит возложенная Богом святая обязанность подчиняться руководству и авторитету пастыря, координирующего объединенное служение и деятельность церкви?
Одного пастыря спросили: "Сколько членов в вашей церкви?" "Сто двадцать!" - ответил он. "А сколько из них активных?" - опять спросили его.
"Все активные!" - ответил пастырь и добавил, - "но есть ведь разные виды активности: одни усердно помогают моему служению и ценят дело Божие больше всего на свете, а другие не содействуют, а противодействуют мне, вредят служению церкви и всячески тормозят все дело Божие. Это -плотские, недуховные активисты, "суетящиеся", "ищущие своего", "бесчинствующие", не признающие церковной дисциплины и порядка, неспособные к совместной плановой, методичной духовной работе в церкви".
Плохо, очень плохо, когда в церкви пастырь не "подает примера стаду", а диотрефствует, "господствуя над наследием Божиим, но несравненно хуже, когда в церкви бесконтрольно властвует какой-нибудь бесчинный верховод или - церковный комитет, состоящий из таких же верховодов. Они смотрят на пастыря, как на подвластного им церковного чиновника, обязанного повиноваться им во всем и беспрекословно.
Конечно, этот весьма опасный для церкви тип духовного узурпаторства или анархии - явление вовсе не новое. Читая внимательно послания апостолов, мы убеждаемся в том, что бесчинство ведет свое начало с глубокой древности. Ап. Павел, многое претерпевший от бесчинных, писал: "Завещаем же вам братия, именем Господа нашего Иисуса Христа, удаляться от всякого брата, поступающего бесчинно... Мы уверены о вас в Господе, что вы исполняете и будете исполнять то, что мы вам повелеваем... Ибо вы сами знаете, как должны вы подражать нам; ибо мы не бесчинствовали у вас... Но слышим, что некоторые у вас поступают бесчинно... таких увещеваем и убеждаем Господом нашим Иисусом Христом, чтобы они, работая в безмолвии, ели свой хлеб... Итак молитесь... Чтобы нам избавиться от беспорядочных и лукавых людей, ибо не во всех вера" (1 Фес. 4 гл.; 2 Фес. З гл.).
Армия воинов Христовых - самая дисциплинированная в мире. Во всех других армиях всякое проявление бесчинства рассматривается нарушением военной дисциплины, подлежит военно-полевому суду и строго карается. Бесчинствующие в армии Христа и нарушающие церковную дисциплину несут не меньшую ответственность пред судом Божиим. Вот почему ап. Павел сперва предлагает церкви "молиться о бесчинных", потом, "увещевать бесчинных", "убеждать их", чтобы они перестали бесчинствовать, и если все эти меры остаются бесплодными, "удаляться от всякого брата, поступающего бесчинно"; но если и это не приводит провинившегося к покаянию и исправлению, тогда "извергните развращенного из среды вас" (1 Кор. 5 гл.). Человеку, подверженному заразе бесчинства, не должно быть места в церкви. Воин, не признающий ни начальства, ни власти, ни команды может ли быть терпим в армии?
Проверим себя! Содействуем ли мы успеху дела Божия или противодействуем ему?
Управляемся ли мы законом любви, которая не бесчинствует, или сами того не замечая, бесчинствуем.
А заканчивая свое земное странствование, сможем ли мы сказать: Боже! Благодарю Тебя за то, что Ты открыл своевременно мои духовные очи и всю жизнь помогал мне "подвизаться добрым подвигом веры... держаться вечной жизни... преуспевать в правде, благочестии, любви?" Или мы должны будем со скорбию души сознаться, что жизнь прожита нами без любви, напрасно, впустую, сказав:

Я за то глубоко презираю себя,
Что потратил свой век, никого не любя...
Н. А. Некрасов

 

Оригинал статьи

Рейтинг:
icon-home-black